Как богатырь Илья Муромец за жар-птицей ходил

Богатырь Илья МуромецБогатырь Илья, сидел и задумчиво теребил штанину. Сегодня великий князь новгородский озадачил его новым поручением, словить для него жар-птицу. Богатырь Илья, тяжело вздохнул, “что же Ивана дурака ему мало что ли”, подумал он, собираясь в дорогу. “Меня с таким пустячным делом посылать? Меня! Самого Илью Муромца! Да мне татар и печенегов на границе государства русского гонять нужно, а он меня в Тмутаракань, за какой-то жар птицей посылает”.

Но делать нечего, приказ, есть приказ. И отправился богатырь Илья Муромец в далекий путь. Долго ли коротко он ехал на своем богатырском коне, неведомо. Но вот смотрит богатырь Илья на распутье трех дорог камень стоит с надписями. Плюнул в сердцах Илья. “Тьфу ты, опять двадцать пять, ну никуда без этих дорожных указателей не денешься, на каждом перекрестке по натыканы.  Что хоть там понаписано-то? Ага, все как обычно, налево пойдешь невесту найдешь, направо пойдешь деньгу отгребешь, а прямо пойдешь башку оторвешь”.

Богатырь и Соловей разбойник

“Прямо пойду”, решил богатырь, “Илья Муромец, я или нет?!” Сказано, сделано, едет Илья по прямой дорожке, вдруг видит мужик на дереве поваленном сидит, нож о голенище точит.

– Кто ты добрый человек? – вежливо поинтересовался Илья.

– Соловей я, разбойник, – чихнув, ответил мужичок – сейчас грабить тебя буду, – и опять чихает.

– Да куда ж тебе болезному грабить меня? – Изумился Илья. – Ты ж на ладан дышишь, вон исчихался уж весь, насморк, поди, да кашель есть?

– Твоя, правда, – приуныл соловей разбойник, – не до свиста мне щас, нос заложило, возьми меня с собой Илюша? А? Может по дороге на аптеку наткнемся, лекарств прикупим, а я тебе потом пригожусь.

Богатырь Илья Муромец влюбляется в деву прекрасную

Покачал головой добряк Илья и согласился. Вот едут они дальше вдвоем. Смотрят, а на дороге девица красная стоит, от холода как лист дрожит. Красавица писаная, защемило в груди у Муромца, и влюбился он.

– Что ты девица красавица одна в лесу дремучем делаешь, – спросил богатырь ласково. Зарделась девушка, застеснялась, но ответила все же.

– Летела я по небу на ковре самолете, а он возьми и зацепись за самую высокую елку, порвался, и вот я здесь.

– А звать то тебя как красота ненаглядная?

– Аягуль матушка нарекла, принцесса я Шамаханская, летела на свадьбу к сестре родной, царице Шамаханской, да не долетела, не судьба видать, погулять на свадебке

Девушка утерла рукавом выкатившуюся слезинку.

– А вы, куда путь держите, добры молодцы?

– Ну, положим, добрый молодец, здесь я один, – подбоченился Илюша – и еду я на поиски жар птицы. А это попутчик мой соловей разбойник.

– Ой! – Испугалась Айгуль, – не уж то взаправдашний разбойник?

– Рабойник, как есть, – прогнусавил соловей, чихнув в очередной раз.

– Да ты девица его не бойся, – Илья похлопал соловья по плечу, – он сейчас хилый да болезный, свистеть не может, аптеку вот, бедолага, ищет. Айда с нами красавица, втроем веселей будет.

Обрадовалась царица, что не придется ей в дремучем лесу одной оставаться и мигом запрыгнула на могучего Муромского коня, обхватив сзади Илюшу за шею.

Как богатырь Илья Муромец Жар-птицу на девушку обменял

Ехали, ехали они, видят замок посреди поля бескрайнего. А вокруг костей человеческих, черепов оскаленных видимо, не видимо.

– Видать, кто-то серьезный в замке том проживает, – проговорил богатырь Муромец, приложив ладонь глазам.

– Как не серьезный, известно дело серьезный. Пахан, наш Кощей бессмертный туточки живет, – обрадовался соловей разбойник и кинулся вприпрыжку к воротам.

Распахнулись ворота тем временем, и выехал от туда, на пегой кобыле, старичок, какой-то, бледный да сморщенный. Кинулся к нему соловей разбойник, в пояс, кланяясь да прославляя

– Здрав, будь, Кощей наш батюшка, долгих лет тебе…

– Тю, вот дурак то, – перебил его Кощей, – бессмертный я. Ну с чем пожаловали гости дорогие? С огнем и мечем воевать меня удумали? –  Обратился он к Илье.

– Мне тебя воевать не велено, – почесал затылок богатырь Илья, – мне велено жар птицу сыскать, да представить ее пред светлые очи князя красно солнышко.

– Ну что ж хорошо коли так, – облегченно вздохнул кощей, – а то сильно я притомился добрых молодцов изводить, косяками в последнее время так и прут, так и прут. То Василис им подавай, то яблочек молодильных, а где ж я на всех Василис наберусь? Одна была, да и та сбежала с Иваном дураком.  А яблоня? Да не плодоносит она лет пять почитай, сам бы рад пару сотен годков сбросить, да нету ти, яблочек молодильных.

Так за светской беседой и заехали в замок они.

– А как на счет птицы жар? – Спросил богатырь Илья Кощея, спрыгивая с коня на землю и помогая, спустится Айгуль, – у тебя, поди, она?

– У меня, – согласился Кощей, – держу ее в золотой комнате, на перинах пуховых, пуще смерти своей берегу красоту необычную.

– Как я понял, не отдашь мне ее ты? – Илья внимательно посмотрел на Кощея, с прищуром так посмотрел, неласково.

– Не отдам, – вздохнул Кощей, – и продать не продам, а вот обменять могу.

– Так на чо ж ты ее сменять хочешь? У меня кроме коня богатырского и нет ничего.

– А вот на девицу что с тобой приехала и обменяю, – разулыбался Кощей, подмигивая Айгуль обоими глазами.

– Э нет, – богатырь Илья грозно нахмурил брови, – девица не продается. Возьми лучше соловья вон, правда свистеть не может, зато смотри, как тебе туфли рукавами отполировал.

– Ну, соловей то и так мой, в моей ватаге служит… Что ж, не хочешь не надо, поворачивай назад, передавай князю большой привет.

Кощей развернулся и пошел прочь.

– Да я щас твой замок по камушкам разнесу! – Рассверипел богатырь и схватился за меч булатный. Но Айгуль зашептала ему на ухо

– Тише, тише, Илюша, не справишься ты с ним, против его колдовства не поможет и сила богатырская. Отдай ему меня, а сам с жар птицей во всю прыть скачи к земле русской и жди меня там.

– Да как же ты краса ненаглядная от кощея сбежать удумала? – Растерялся Илья.

– А есть у меня колечко заветное, перекину с пальчика на пальчик и окажусь там, где вздумается.

Сказана сделано. Обменял богатырь Илья Муромец Айгуль на диво дивное, птицу с пером жаром пышущим, но не жгущим. Тоскливо стало на сердце у Илюши да муторно, обменял любовь единственную, на тварь бессловесную, хоть и ценную. Но делать нечего, уговор есть уговор.

Привез Илья князю птицу чудную, а сам домой отправился думу тяжкую думать, да горе свое медом хмельным заливать. День прошел, другой, неделя пролетела – нет красавицы Айгуль. Закручинился пуще прежнего богатырь и решил назад возвернуться, да спросить с кощея по-полной.

Как вампирша чуть богатыря Илью Муромца не погубила

Мчался, Илья, быстрее ветра на своем коне богатырском, безостановочно. По пути в сердцах дубы столетние в щепы разбивая. Подскакал он к замку, да заорал зычным голосом

– Эй, Кощей, выходи на честный бой, это я, богатырь Илья Муромец тебя воевать пришел!

Открылись тут ворота замковые, а на встречу из них Айгуль выбегает

– Ой, Илюшенька, родной мой возвернулся! – кинулась она ему на шею

– А где кощей? – Опешил Илья, не ожидавший такого приема.

– Так помер Кощеюшка, намедни, как есть, от тоски иссох. – Смахнула слезу рукавом Айгуль

– Так он же бессмертный! – еще больше удивился Илья.

– Так-то оно так, – вздохнула Айгуль, – но кровушка его, хоть и бессмертная, но на вкус вкусная! – Мечтательно закатив глазки, по чмокала губами Айгуль. – Пойдем Илюша, скорее, я тебе хозяйство свое новое покажу.

И пошел богатырь безропотно, так как любил он Айгуль сильнее жизни, хоть и оказалась она кровососом. Посадила, Айгуль, Илью за стол обеденный, подливала ему зелья хмельного, осыпала поцелуями сладкими. А к утру и присосалась к нему одурманенному.

С грустью смотрел Илья, как уходит его силушка богатырская вместе с кровушкой в глотку упыря ненасытного. И не казалась уж столь красивым личико принцессы Шамаханской. Изуродовали прекрасные черты жадность страшная, да похоть страстная. И так жаль Илье самого себя стало.

Вспомнил богатырь, что не кому без него границы русские от набегов охранять, не кому татар и печенегов мордой по земле возить, да приговаривать, “жри басурман землю русскую, вдоволь наедайся, да запомни вкус ее на всю жизнь оставшуюся, и детям, и внукам своим передай, кто к нам с мечем, придет, тот земли и нажрется”.

И так обидно стало Илье, что не подержать ему боле печенега за горлышко, что взвился он ясным соколом, с криком грозным



– Не бывать этому! – сбросил с себя упыря ненавистного, в образе девы обольстительной. Отрубил одним махом ей голову, да домой пошел напеваючи.

– Ай, идет добрый молодец,

-Ай славянский сын,

– Защитит землю русскую только он один,

– Берегись татарва, печенег беги,

– А не то в зад пинок,

– От моей ноги,

– Развернусь плечом – переулочек,

– А другим поведу – будет улица,

– Не видать ни сальца, вам не курочек,

– Не для вас враги наша курица.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *