Приключения Метаморфа и его друзей

волшебник— Папа, а ты настоящий волшебник? — Ну, конечно, сын — самый, что ни на есть, настоящий. — А ты все-все можешь? — Нет, мой хороший, все может только Господь Бог. Но я могу многое… очень многое. — Пап, а ты можешь мне друга сотворить? — Неужели у тебя нет друзей? — Нет… нету. — И даже в школе? — И даже в школе. 

— Хм… Ну хорошо. Я попробую что-нибудь придумать. Ложись спать, дорогой. Утро вечера мудренее.

— Спокойной ночи, пап.

— Спокойной ночи, сын.

***

«Я родился. Я… А что это такое? Я — это я. Так… С этим определился. А кто я такой? Нужно себя осмотреть. Осмотреть? А как это делается? Если я хочу смотреть, то должно быть что-то… Ой! Какой яркий свет! Свет? А что это? Откуда я знаю все эти слова? И что такое — слово? Впрочем, это неважно; иначе я сойду с ума, разбираясь в этих вопросах. А что значит сойти с ума? Стоп! Я же решил принимать все, как есть. С чего начать осмотр? Что это за длинная конечность с пятью отростками? Похоже, это называется рука. А та, которая ниже — нога. Их тоже две, как и тех, что называются руками. Почему две? И для чего они нужны? Все четыре конечности могут подниматься и опускаться, значит, они нужны для каких-то действий. Но почему вверх они поднимаются легко, а в обратную сторону, ни в какую? Что-то твёрдое мешает им. Может попробовать оттолкнуть препятствие сильнее? Что такое? Состояние изменилось. Теперь то, чем я осматриваюсь — видит по-другому! Что это? Посторонние звуки раздаются у меня в голове? Голове? А что это такое? Это то, откуда я осматриваюсь и где я нахожусь сам, задавая свои же дурацкие вопросы. Хорошо. Уже легче.

***

— Папа, смотри, он пошевелился!

— Конечно, ведь он же живой.

— У него такие необычные глаза!

— Нет, сын… глаза самые обычные, только не совсем человеческие. Мне пришлось импровизировать и позаимствовать кое-что у животных.

— Но ведь все остальное у него человеческое?

— Да, пожалуй, выглядит он как человек, но только потому, что первые зрительные образы ассоциировались с тобой. На самом деле он может выглядеть как угодно и стать кем угодно, потому что, то из чего я его сотворил… м-м… скажем, нестабильный материал. Извини, из плоти и крови, как наши с тобой тела, я сделать его не сумел. Не хватило, понимаешь ли, элементарных знаний.

— А как его зовут?

— Ну, назови как-нибудь. Это твой друг — тебе и имя ему давать.

— Я буду звать его… Метаморф… Мет.

— Хм… немного необычно, но, пожалуй, в самую точку. Здравствуй, Мет.

***

Метаморф бежал по лесу, наслаждаясь свободой движения выбранного им тела гепарда.

«Как хорошо!» — думал он и прыгал все выше, отталкиваясь упругими мышцами кошачьих лап. Встречная лесная живность в ужасе разбегалась в стороны, не желая стать ужином в желудке страшного зверя. Но они зря опасались за свою жизнь. Метаморф не был хищником, даже тогда, когда принимал форму самых кровожадных из них. Он родился в человеческой семье и был воспитан людьми, переняв от них все повадки и привычки, называемые ими — «человеческой культурой». Но человеком, в полном понимании этого слова, он так и не стал.

— Мет! — послышался издали мальчишеский голос. — Ау!

«Ну, вот, похоже, мальчик опять потерял ориентацию в пространстве. Придётся бежать обратно».

Мальчика звали Владом, но Метаморф про себя называл его просто «Мальчик» и ни как иначе. Он был сыном волшебника сотворившего самого Метаморфа… за что ему огромное нечеловеческое спасибо.

Собственно в мире людей считалось, что волшебников не бывает. И всё волшебство, и магию давно заключили в сказочные рамки. Но волшебник и не собирался настаивать на своём существовании. Он скромно жил обычной человеческой жизнью: ходил на работу, смотрел по вечерам телевизор, по выходным водил сына в кино и зоопарк. В общем, был как все.

Метаморфа волшебник представил как своего племянника, внезапно осиротевшего и получившего его опекунство. Впрочем, он с таким же успехом мог купить собаку. Метаморфу было всё равно, какое обличье принимать. Но волшебник предпочёл подарить сыну друга в образе человека. И даже направил его учиться вместе с ним в школу в один класс. Метаморф учился быстро и за пару месяцев овладел всей учебной программой за весь год. Естественно виду он не показывал и умудрялся изредка получать двойки, чтобы не выделятся из общей массы человеческих детёнышей. Но главной целью его существования было — быть другом Владу. Что он успешно и исполнял, помогая мальчику во всем.

— Мет! Смотри, сколько грибов я насобирал! — глаза ребёнка возбуждено блестели. Его корзина была доверху наполнена мухоморами. — Посмотри, какие они большие и красивые!

Метаморф вздохнул: опять придётся по дороге изменять молекулярную структуру поганок, превращая их в съедобные грибы. Но вслух завопил на весь лес.

— Ух ты! Владька! Вот это да! Я таких грибочков ещё никогда не видел.

— А ты насобирал что-нибудь?

— Нет, — Мет шмыгнул носом. — Я искал, искал, но все грибы, куда-то пропали.

— Эх ты неумеха, — мальчик счастливо рассмеялся. — Хочешь, я отдам тебе половину? А папе скажем, что оба одинаково насобирали. Где твоя корзина?

Метаморф призадумался. Когда он трансформировался в леопарда, корзина была… была в пяти километрах отсюда.

— Ай, Владька… ну её. Я её где-то потерял. Понимаешь, наткнулся на поляну с земляникой, ел-ел и совершенно забыл про корзину. Теперь и не сыскать, наверное.

— Что ж ты меня не позвал землянику кушать? — глаза мальчика обиженно засверкали.

Метаморф растерялся, не зная, что ответить.

— Понимаешь, её было там так мало, а… а зато я тебе принёс вот что… — он сунул руку в карман куртки и достал огромную кедровую шишку, полную орешков.

— Ух, ты-ы! — мальчик взял гостинец и подкинул на ладонях. — Где взял?

Деловито поинтересовался он.

— Пойдём, ещё наберём… может, и корзину твою найдём.

— Нет! — Метаморф замахал руками. — Там больше таких нет. Это белка тащила. Прыгала, прыгала с ветки на ветку, да и обронила. А я подобрал.

— Жа-аль! — разочарованно протянул мальчик.

— Пойдём, Владька домой поздно уже, а то папа начнёт волноваться.

— Пойдём, — согласился Владька. — Только корзину понесём поочерёдно, а папе все равно скажем, что вместе насобирали.

— Ага! — Метаморф первый подхватил корзинку, и мальчики дружно пошли обратно, горланя на весь лес залихватскую песню:

«…Вместе весело шагать по просторам,

По просторам, по просторам

И, конечно, припевать лучше хором,

Лучше хором, лучше хором…»

Учат в школе, учат в школе…

Шестой «б» класс был не самым лучшим в школе. Можно было сказать даже совершенно наоборот, он был самым трудным в понимании учителей. Преподаватели готовились к занятиям как к очередному подвигу. И их можно было понять. По числу «невинных проказ» шестой «б» занимал первое место. Классическое подкладывание канцелярских кнопок под седалище учителя или натирание воском школьной доски безвозвратно кануло в прошлое. Современные дети стали гораздо изобретательнее. И ускоренное развитие высоких технологий только способствовало их изощрённости. Вот и сейчас учительница географии шла на урок, словно приговорённая к смертной казни.

«Что эти паршивцы придумали на этот раз?» — уныло размышляла она. — «В прошлый раз её чуть заикой не оставил вырвавшийся прямо из рук глобус, который под рёв тяжёлого рока принялся кружить вокруг люстры. Эти, с позволения сказать, вундеркинды за какой-то час набили школьный глобус всевозможной электроникой с программным управлением и снабдили реактивным двигателем, превратив учебное пособие в летательный аппарат.

«Чтобы было понятно, как крутится Земля вокруг Солнца» — был их ответ на гневную тираду директора школы с переменным стучанием кулаком по столу. А до этого? Что они сделали с географической картой? Это же надо додуматься — пропитать карту химическим раствором, который превратил её в прах и пыль, как только Людмила Петровна прикоснулась к ней указкой».

Учительница географии глубоко вздохнула десять раз, прежде чем открыть дверь класса.

— Здравствуйте, Дети!

— Здравствуйте, Людмила Петровна! — донеслось до неё нестройное приветствие учеников.

— Садитесь, пожалуйста. Дежурный доложите об отсутствующих.

С передней парты поднялась худенькая девочка Катя Ермолкина и бойко отрапортовала.

— Нет Задиркина и Притиркина — остальные все.

«Господи!» — вздохнула про себя Людмила Петровна. — «Хорошо хоть эти отсутствуют, может урок и пройдёт благополучно».

— Хорошо, Катенька, можешь сесть. Тема сегодняшнего урока: «Северный Ледовитый океан». Но для начала давайте вспомним прошлый материал. Волшебников Владислав скажи мне, сколько океанов существует на нашей планете?

Мальчик встал и на секунду задумался.

— Четыре, Людмила Петровна.

— Можешь их перечислить?

— Тихий океан, Атлантический океан, — начал перечисление Владик загибая пальцы. — Индийский океан, Северный Ледовитый…

— Хорошо Владислав, но ты уверен, что их четыре? Может ты, какой-то забыл?

Мальчик пожал плечами.

— Вроде все.

— Кто может поправить Влада? — учительница обвела взглядом класс. — Как всегда брату поможет Волшебников Матвей?

Улыбнулась она, заметив единственную протянутую руку.

— Есть ещё Южный океан, Людмила Петровна, — встал Метаморф со своего места.

— Очень хорошо Матвей, садись. А кто мне скажет…

Но задать следующий вопрос учительница не успела. Внезапно раздался жуткий вой и в открытое окно влетел дико орущий кот, привязанный к радиоуправляемому вертолёту. Кот был одет в матросскую тельняшку, а на голове его была крепко привязана бумажная бескозырка. Кот орал и болтал лапами в воздухе, пытаясь выбраться из ремённых петель которыми был прикручен к вертолёту, отчего казалось, что усатый воздухоплаватель плывёт «брасом».

Класс взорвался от хохота. Вертолёт же принялся выписывать по помещению замысловатые фигуры, ловко уворачиваясь от поскакавших со своих мест ребят. Видимо те, кто управлял игрушкой, снабдили её видеокамерой. Впрочем, кем были таинственные пилоты, Людмила Петровна нисколько не сомневалась. Задиркин и Притиркин в очередной раз сорвали её урок. Веселье длилось ещё минут десять, прежде чем Метаморф сумел сбить вертолёт шваброй и освободить кота, который тут же забился под шкаф успокаивать свои кошачьи нервы.

— Спасибо, Матвей, — устало сказала учительница и вышла из класса, еле сдерживая слезы.

В окно высунулись довольные рожицы Задиркина с Притиркиным.

— Ну, что? Как мы вас от географии отмазали? — радостно спросил рыжий Задиркин. Его веснушчатый нос победно курсировал из стороны в сторону.

— Моя идея, — подмигнул чернявенький Притиркин и уселся на подоконник.

— А она нам не понравилась! — вдруг заявила Юлька Измайлова и вызывающе посмотрела на хулиганов.

— Чего? — Задиркин приставил ладонь к уху. — Я не расслышал. Это что за комар сейчас пропищал?

— Слушай Паша — это действительно уже перебор! — поддержал Юльку Владик. — Вы хотя бы через раз географичку доводили, а то разводите балаган каждый урок.

— Чего?! — конопатое лицо Задиркина стало покрываться пятнами. — Ты-то че вякаешь?

— А он не вякает, а говорит, — встал рядом с братом Матвей.

— Не связывайся с ними, — дёрнул за рукав приятеля Притиркин. — Помнишь, что в прошлый раз было?

Задиркин прошлый раз помнил хорошо. Тогда двоюродный брат Владьки Волшебникова только-только появился в классе. Ну, приятели и решили сразу показать новичку кто тут главный. Отвели Матвея в сторонку, и давай права качать, по очереди тряся парня за грудки. Метаморф, в лице ученика Матвея, терпел недолго. Он одним движением прекратил «наезд», столкнув лбами парней; да так, что оба хулигана уселись на заднюю точку и пару минут осоловело смотрели друг на друга, пытаясь понять, что с ними произошло. С тех пор Задиркин с Притиркиным прекратили терроризировать одноклассников. Зато активно начали действовать на нервы учителям.

Вспомнив болевшую две недели шишку на лбу, Задиркин погрозил братьям кулаком и выпрыгнул наружу. Притиркин, покосившись на притихших учеников, последовал за ним.

— Спасибо мальчики! — Юлька подошла к стоявшим плечом к плечу братьям, и пожала им руки. Она была самой красивой девочкой в классе и давно нравилась Владьке, но он стеснялся подойти к ней и предложить дружбу. Вот и сейчас он покраснел как варёный рак, пробормотав что-то невнятное.

— Ну чего ты? — подтолкнул его Матвей. — Давай предлагай ей дружбу; сейчас самый подходящий момент.

— Не могу, — буркнул Владька, садясь на своё место.

— Эх ты! Учись, пока я жив.

И Матвей подошёл к Юльке, что-то увлечённо ей рассказывая. Юлька время от времени бросала быстрые взгляды в сторону притихшего Владьки и, улыбаясь, кивала головой.

— Все, — подошёл довольный Матвей к брату. — Она согласна.

— На что согласна? — испугался Владька.

— Вот чудак-человек! — изумился Матвей. — На дружбу конечно с тобой, ну и…

Он слегка замялся.

— Со мной тоже. Иначе никак. В общем, теперь нас трое. Сегодня вечером я пригласил её к нам в берлогу.

— Так сразу? — сник Владька.

— А чего тянуть? — удивился Матвей. — Дружить так сразу.

В класс вошла учительница географии с покрасневшими и слегка припухшими глазами.

— Вот что дети. Скоро звонок и продолжать урок бессмысленно. Поэтому запишите в домашнем задании самостоятельную подготовку по описанию месторасположения Северного Ледовитого океана. Вы свободны, можете отдыхать.

Ученики с шумом и гамом выскочили в коридор одновременно с прозвеневшим звонком на перемену. Метаморф задержался возле учительницы.

— Людмила Петровна, ваш урок никто и никогда больше не посмеет сорвать. Это я вам обещаю.

— Спасибо тебе Матвей, — печально улыбнулась девушка.

Метаморф знал, что учительница по человеческим меркам ещё очень молода и только-только окончила педагогический институт. Это был её самый первый год самостоятельного преподавания в школе. Метаморф приблизил своё лицо к ней и, впившись немигающим взглядом в её глаза, отчётливо произнёс.

— У Вас превосходно прошло занятие в шестом «б» классе. Вы довольны и передумали увольняться. Вам нравится работа преподавателя.

Проговорив все это, Метаморф вышел из класса, насвистывая популярную детскую песенку. Молодой педагог осталась сидеть за учительским столом, а на её губах блуждала счастливая улыбка.

Дружба начинается!

Юлька была прилежной и старательной ученицей. А ещё она любила справедливость. Именно из-за этой любви к справедливости у неё почти не было друзей в классе, не смотря на всю её внешнюю красоту. И поэтому когда Матвей Волшебников предложил дружить сразу с обоими братьями, она очень обрадовалась. Юлька спешила к месту встречи с гулко бьющимся сердцем. Она очень боялась, что никто из мальчиков не придёт. Но они оба были в условленном месте и коротали время, втыкая перочинный нож в рыхлую землю возле скамейки. Увидев приближающуюся Юльку, они сразу оживились и явно обрадовались.

— Привет! — Юлька подошла к мальчикам, и уселась на скамью, болтая ногами. — Чем займёмся?

— Ну, в общем, мы с братом хотели тебе показать наше тайное убежище, — важно сказал Матвей. — Пойдёшь?

— Как интересно! — захлопала в ладоши Юлька. — А убежище действительно очень тайное?

— Очень. Владька скажи.

— Угу, — подтвердил тот.

— Ну, тогда пошли.

Юлька соскочила на ноги, и они отправились в путь.

— Только идти довольно далеко придётся, — предупредил Матвей.

— Ничего, — отмахнулась Юлька. — Я к расстояниям привычная… лишь бы засветло домой вернуться.

— Вернёмся, — уверил её Матвей.

Владька же пробубнив своё обычное: «угу» — рванул вперёд, заметно опередив друзей.

— А чего твой брат такой неразговорчивый? — спросила Юлька некоторое время спустя.

— Тебя стесняется, — хмыкнул Матвей, запустив во Владьку репейник, но промахнулся.

— Меня? — удивилась Юлька. — А почему?

— Потому что ты красивая и ему нравишься, — сообщил Матвей, запуская ещё один комок репейника.

На этот раз попал. Владька обернулся и погрозил им кулаком.

— Глупости какие! — фыркнула девочка. Но через минуту тихо спросила. — А тебе я тоже нравлюсь?

— А как же, — хохотнул Матвей. — Мы в тебя оба влюблены по уши.

— Дурак! — Юлька покраснела до корней волос и побежала догонять Владьку.

— То-то же, — усмехнулся Метаморф, не спеша следуя за ребятами.

Они, наконец, пришли. То, что братья называли своим убежищем или берлогой, было небольшой пещерой на склоне горы.

— Вот! — гордо показал на вход разговорившийся Владька. — Это наша вторая жизнь… заходи.

— Там темно? — опасливо отстранилась от входа Юлька.

— Не бойся, сейчас мы костёр разведём, — успокоил её Владька и первым нырнул в тёмный провал.

Вскоре послышался треск разгорающихся дров и пещеру залил яркий свет костра. Юлька тихо вошла внутрь.

— Как здесь красиво! — прошептала она, разглядывая каменистые стены и довольно высокий потолок.

— А то! Мы здесь часто бываем: играем, разговариваем. Это наше место. А теперь оно и твоё.

— Спасибо ребята! Я так рада, что вы приняли меня в свою команду.

Юлька прижала руки к груди, выражая искреннюю признательность.

— Сегодня мы будем отважными и благородными морскими разбойниками, — грозно проговорил Владька. — Я капитан пиратского корабля — командор «Железный Коготь». Матвейка — боцман по прозвищу «Лужёная Глотка», а ты… ты будешь…

— А я буду старпом «Кровавая Леди», — немедленно включилась в игру Юлька.

— Наш корабль находится возле островов Бермудского треугольника. Команда ждёт нас. Вперёд! — скомандовал напоследок Владька и вышел из пещеры.

— Вперёд! — повторила Юлька и последовала за ним.

Метаморф загадочно улыбнувшись, выскочил тоже.

Пираты

— Ой! Где это мы!? — завизжала Юлька, оказавшись на самой настоящей палубе самого настоящего корабля.

В нос ударил резкий запах солёного моря. На Юльке был одет: кроваво-красный пиратский костюм, широкополая шляпа с пером и толстый широкий кожаный ремень с огромной серебряной пряжкой. На ремне висели ножны с короткой, но весьма изящной шпагой.

— Карамба! — взревел Владик не своим голосом. — Разве так должна встречать команда своего капитана?

На Владьке красовался иссиня-чёрный камзол, вышитый золотой тесьмой. Такая же чёрная шляпа с оскаленным черепом и скрещёнными костями. Ремень ещё шире, чем у Юльки, но уже с золотой пряжкой. На ремне висела кривая турецкая сабля. Матвей был облачен: в красные шаровары, простую матросскую тельняшку и чёрный платок, повязанный на голову узелком сзади. За поясом хищно торчали рукояти двух острозаточенных кинжалов. Юлька стояла, хлопая длинными ресницами, и растеряно оглядываясь вокруг.

— Где мы? — ещё раз спросила она, но ответить ей мальчики не успели.

Раздался топот десятков ног и палубу со всех сторон с гиканьем и уханьем заполнили… самые настоящие пираты. Юлька испуганно прижалась к Метаморфу, инстинктивно почувствовав в нем надёжную защиту.

— Не бойся, — шепнул он ей на ухо. — Это всего лишь игра.

Мерзкие, пропитые, бородатые рожи в шрамах весело и доброжелательно улыбались.

— Да здравствует капитан! Гроза пяти океанов! — дружно проорали пираты и вытянулись по стойке смирно.

— Вольно! — скомандовал Владька, а ныне главарь страшных морских разбойников — Стальной Коготь.

— Корабль покрашен, помыт, заштопан, и готов к боевым действиям! — заорал выскочивший вперёд юнга с вытаращенными от усердия глазами.

— Молодцы! — проревел в ответ Стальной Коготь. — А теперь хочу представить вам своего нового старшего помощника — Кро-овавая-я-я Ле-еди-и-и! Прошу любить и жаловать!

— Ур-ра! — заорали пираты и принялись палить в воздух из пистолетов.

— Но капитан! А как же я? Ведь это я — старший помощник, — послышался из толпы жалобный голос.

Пираты зашушукались и вытолкнули вперёд упирающегося детину ростом с каланчу и мускулатурой Геракла.

— А-а, Геркулес? — хищно осклабился Стальной Коготь. — Тебе не нравиться моё решение? Ты посмел сомневаться в мудрости капитана? За борт его!

— За борт! За борт! — скандировали пираты, волоча бывшего старпома к корме судна.

— Пощадите, капитан! — орал Геркулес, упираясь изо всех сил. — Я не то имел в виду! Я сам хотел стать простым матросом!

Но Стальной Коготь неумолимо молчал, скрестив на груди руки.

— Владька, ты что?! Они же сейчас утопят его!

— Так прикажите им прекратить, — ухмыльнулся тот, кто пару минут назад был обычным российским школьником, а теперь в его взгляде играла холодная сталь. — Прикажите и подтвердите свою новую должность моей правой руки.

— Прекрати немедленно! — окончательно разозлилась Юлька. — А иначе я немедленно иду домой!

— Кровавая Леди, вы не сможете уйти с этого корабля. Мы в открытом море… командуйте! Ну! Живо!

Бедняга Геркулес уже балансировал на одной ноге стоя на краю доски. Ещё шаг и он свалится в пучину бурлящих вод. Пираты с хохотом и прибаутками подталкивали его к краю.

— Стойте! — вдруг услышали они грозный окрик.

Кровавая Леди стояла за их спинами, широко расставив ноги, и помахивала обнажённой шпагой.

— Немедленно отпустите его! — приказала она нетерпящим возражения голосом.

Но возражать ей, по-видимому, никто и не собирался. Наоборот, они с гиканьем стащили полумёртвого от страха Геркулеса на палубу и поставили его на ноги.

— Ну, вот видишь, — расхохотался капитан. — Ты отлично справляешься с должностью старпома.

— Боцман!

— Я здесь капитан! — подскочил Матвей и вытянулся перед ним в струнку.

— Поднять паруса!

— Есть поднять паруса! — Матвей вытащил из кармана какую-то свистульку и пронзительно засвистел.

Потом принялся ругаться и пинать пробегающих мимо матросов, одновременно отдавая резкие короткие приказы, понятные только просоленному морскому волку.

— Пойдёмте старпом, я покажу вам вашу каюту.

Железный Коготь галантно протянул локоток.

— Благодарю вас сэр, но я как-нибудь сама сориентируюсь на этом жалком корыте.

— Но-но, — обиделся капитан. — Чёрная акула — один из лучших парусников в мире и назвать его корытом, по крайней мере, невежливо. И потом, теперь это, и ваш корабль. Вы должны гордиться им.

— Было бы чем, — фыркнула Кровавая Леди и гордо прошествовала к каютам старших офицеров.

Капитан лишь озадачено почесал затылок. Он поднялся на капитанский мостик и важно оглядел свои владения. Повсюду кипела работа. Носились как угорелые матросы, выполняя команды боцмана. Тянули канаты, лазали по мачтам, расправляли парусину. Юнги полировали палубу, окатывая её морской водой из огромных деревянных вёдер. Благодать. На мостик высунулась голова корабельного кока.

— Капитан, не желаете ли отужинать?

— Желаю, накройте в моей каюте на две… нет, пожалуй, всё-таки на три… да, на три персоны.

— Будет сделано капитан.

Голова кока скрылась из виду.

— Боцман! — заорал Стальной Коготь, поставив ладони рупором. — Передавай эстафету помощнику — жрать пора.

Лужёная Глотка коротко зыркнув на капитана что-то сказал мимо пробегающему матросу. Тот с явным облегчением остановился, взял протянутую боцманскую дудку и завопил что есть сил.

— Шевелись бродяги, якорь вам в глотку! К утру, чтобы я слышал — земля на горизонте! Живей лодыри! Иначе не видать вам бочки рома, как своих ушей.

Услышав об алкоголе, пираты оживились, и работа закипела с новой силой.

— Достойный преемник, — хохотнул боцман, подходя к капитану. — Как новый старпом?

— Да что-то воображает о себе больно много, — буркнул Железный Коготь. — Пошли в каюту, накрыли уж, поди.

И первым загрохотал тяжёлыми сапожищами по ступеням вниз.

Корабельный кок постарался на славу. Стол был сервирован по высшему разряду. Жареная индейка истекла жиром, норовя растаять так и не добравшись до желудка. Черепаший суп дымился в огромном глиняном чане, испуская изумительные ароматы.

— Ну, что, боцман, давай-ка приступим к трапезе, — сел на своё место капитан потирая руки.

За дверями раздался шум, отборная ругань, послышалась пара звонких оплеух и в каюту ворвалась разгневанная Кровавая Леди. За ней держась за обе щеки, понуро брёл юнга, виновато пряча глаза.

— Что случилось, старший помощник?

— Наглец! Этот… этот… наглец спросил, умею ли я целоваться!

— За борт, — махнул рукой капитан, не отрывая взгляда от нарезанного кусочками, усыпанного всевозможной специей и приправой, щупальца кальмара.

— Ну, нет, — зло сощурилась Кровавая Леди. — Так легко он не отделается. Я придумаю ему более страшное наказание, а пока пусть сидит под замком.

— Из-за дверей тут же высунулась чьи-то руки, и выдернули парня наружу.

— Ух! — только и смог сказать Железный Коготь.

Боцман, лишь криво улыбнувшись, заметил.

— Быстро же ты себе прихлебателей набрала.

— На том стоим, — щёлкнула пальцами Кровавая Леди и запустила обе ручки в ароматную мякоть индейки.

Капитан с боцманом, переглянувшись, последовали её примеру, разрывая мясо на части и глухо рыча.

***

— Сегодня состоится показательный суд над юнгой посмевшим оскорбить нашего глубокоуважаемого и горячо любимого старшего помощника!

Разбудил утром капитана пронзительный голос корабельного глашатая. Железный Коготь поморщился.

«Какой такой суд?» — вяло подумал он. — «Я не давал ни каких распоряжений».

Капитан встал и, одевшись, вышел на палубу. Поднявшись на мостик, он огляделся: вся команда выстроилась в три шеренги на верхней палубе. Паруса был опущены и корабль дрейфовал. Перед пиратами прохаживалась взад-вперёд Кровавая Леди и сердито выговаривала матросам.

— Медленно… медленно собираемся по свистку. Похоже, вы хотите потренироваться… Хотите?

— Никак нет! — Рявкнуло полторы сотни глоток.

— Тогда в следующий раз будьте добры по команде: «свистать всех наверх» — собраться ОЧЕНЬ БЫСТРО!!

Последние слова старпом выкрикнула так, что у ближайших к ней пиратов заложило уши.

— А теперь пусть свершится суд!

— Эй! — крикнул Железный Коготь. — Что здесь происходит?

— А-а, капитан? — лилейно улыбнулась старпом. — Вы можете понаблюдать за процессом сверху.

Железный Коготь побагровел.

— Какой к дьяволу процесс?! — взревел он. — Здесь только я отдаю приказы, назначаю суды и выбрасываю за борт!

— Что-то какой-то нервный стал у нас капитан… вы не находите? — обратилась Кровавая Леди к стоявшим рядом пиратам.

Те, глупо улыбаясь, радостно закивали головами.

— Думаю, пора нашему капитану в отпуск: отдохнуть, подлечится; а то всё-то он у нас в трудах, всё в заботах, аки пчела. Вы согласны со мной, уважаемые?

Головы пиратов казалось, сейчас оторвутся; с такой интенсивностью они замотались взад и вперёд.

— Да это бунт! — Стальной Коготь вытащил саблю.

— Ну что вы капитан, — мило промурлыкала старпом. — Всего лишь забота о вашем здоровье. Геркулес, будь так добр, сопроводи капитана до его каюты.

Гигант, возвышавшийся над остальными матросами чуть ли не на две головы, радостно потёр руки и опрометью бросился на капитанский мостик.

— Боцман! — заорал Стальной Коготь. — Бунт на корабле! Предательство! Полундра! — и яростно замахал саблей пытаясь зацепить врага.

Внизу во весь голос хохотала Кровавая Леди.

— СТОП ИГРА! — раздался громовой голос Метаморфа, и всё исчезло.

Ссора

Друзья вновь оказались в тёмной пещере вокруг догорающего костра. Владька, прижавшись к стене, по инерции размахивал прутиком ветки. Юлька, захлебнувшись злорадным смехом, поперхнулась и закашлялась. Матвей спокойно сидел на камешке у противоположной стены.

— Что происходит? Что это было с нами? — зашептала Юлька, выпучив глаза.

— А тебе что не понравилось? — спросил её Матвей, вставая на ноги.

— Нет, конечно же, это было… было… неописуемо, — наконец подобрала она подходящее слово. — Но я хочу понять, как это произошло?! Мы что? Каких-то галлюциногенных испарений надышались?

— Бог с тобой, Юленька, никаких испарений! — Матвей остановился напротив девочки, и чётко выговаривая слова, сообщил. — Просто эта пещера волшебная.

— Ты ещё скажи, что вы с Владькой настоящие волшебники и что даже фамилии ваши соответствуют профессии! Чушь! Скорее всего, здесь где-то происходит утечка газа и мы, надышавшись, получили галлюцинации и…

— И видели в своих бредовых глюках одно и то же, — усмехнулся Матвей. — Ты-то че молчишь Владька? Помогай убеждать старпома.

— Не буду, — буркнул он обиженно. — Она всё испортила, и нас выкинуло из игры раньше времени.

— А чего это я все испортила? — Юлька даже подскочила от возмущения. — Подумаешь, капитана свергла! А что? Лучше день за днём плевать с капитанского мостика и обжираться индейкой?!

— Скажи ещё, что тебе мясо не понравилось? — насупился Владька, бросая веточку в догорающий костёр.

— Понравилось, но сейчас я хочу есть и вообще, если бы не я, вы бы там от скуки сдохли.

— Дура! — топнул ногой Владька. — На нас через три дня должны были морские чудовища напасть!

— Сам дурак! Я домой пошла! — И Юлька, всхлипнув, выбежала наружу.

— Воображала! — крикнул ей Владька вдогонку. — Ведь, правда?

Он растеряно посмотрел на Матвея.

— А ты Владька и вправду дурак, — разочарованно вздохнул Матвей. — Взял и обидел девочку ни за что. Ведь то, что нас из игры выкинуло, — это ты виноват. Забыл, что нам разрешено сражаться только с чудовищами? А ты попытался человека убить.

— Я защищался, — буркнул Владька.

— Ой, ли? От безоружного-то?

— Он здоровый как бык.

— Ну и надо было сдаться, а так игра почувствовала твою жажду крови и остановила сценарий. И не факт, что она возьмёт тебя ещё раз в подобные приключения. Максимум тебе светит теперь: «Сказка о Золотой рыбке».

Владька виновато молчал, опустив голову на грудь.

— Ну что побежишь извиняться или мне опять отдуваться за тебя?

 

Продолжение смотрите на сайте => Приключение Метаморфа и его друзей

Автор: Владимир Исаев

Один комментарий к “Приключения Метаморфа и его друзей

  1. Здравствуйте, а скажите, когда будет продолжение повести? Очень хочется узнать ещё о приключениях метаморфа и владьки и юльки. Я люблю детскую фантастику и с большим удовольствием читаю, хоть мама и говорит, что увлекаться одним жанром, по крайней мере не прилично. Хоть, я так и не понял, причем здесь приличия. Может она хотела сказать не этично? Или посредственно? В общем напишите пожалуйста продолжение, я очень жду. Ученик пятого”б” класса Артемьев Игорь. P.S. у нас тоже в классе есть хулиганы, которые всех доводят до слез, даже учителей.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>